?

Log in

Уважаемые друзья!
Приглашаю Вас принять участие в новом (восьмом) номере альманаха "Res Cogitans".
Тема следующего номера - "Судьба творческого наследия".
Смысл этого названия может быть раскрыт следующим образом. Для номера интересен опыт работы с творческим наследием поэтов, художников, музыкантов, философов после их смерти. Приблизительный круг проблемных моментов таков:

1. Издание собрания сочинений родственниками, друзьями, поклонниками, заинтересованными организациями. Не для кого не секрет, что, к примеру, в Европе проекты собрания сочинений в академических кругах могут составляться ещё при жизни автора и самим автором (к примеру, случай Мартина Хайдеггера). Либо же - судьба наследия может претерпевать значительные трансформации и мутации (случай Фридриха Ницше). И если отлаженного механизма на все случаи на Западе не существует, то в России дела обстоят куда хуже (случай собрания Мераба Мамардашвили). Родственники и друзья оказываются после смерти того или иного автора будто бы в пустыне. Хотелось бы узнать способы осваивания этой пустыни, и, говоря метафорически, особенности и приёмы её мелиорации.

2. Сохранение, развитие, мутация или гибель тех форм общности, которые образовались вокруг фигуры того или иного автора. К примеру, все мы знаем, что круг Стефана Георге, после смерти самого поэта, фактически перестал существовать. Но в некоторых случаях, даже если прежде речь шла о домашних семинарах, встречах по средам и пр., оставшиеся участники той или иной общности продолжают встречаться и даже создают что-то новое (пример Академии Платона здесь под большим вопросом). В любом случае, если Вы являлись (являетесь) участником или соинициатором подобного круга или сообщества, было бы важно знать: что именно делалось и делается для того, чтобы общность сохранилась. Здесь важны не столько теоретические (стратегические) принципы, сколько сами практические ходы (то есть - тактика). История гибели того или иного сообщества через некоторое время после смерти инициатора тоже показательно - пусть это и была агония, но на неё были брошены чьи-то силы, а потому нам это тоже кажется важным.

3. Спор за творческое наследие. Также известно, что часто - после смерти того или иного творческого человека (скажем обобщающе) сразу же начинается одно из трёх: либо о нём забывают (и часто - незаслуженно), либо близкие по житейским обстоятельствам люди (родственники) претендуют на полное владение и распоряжение его творческим наследием (и здесь бывают как удачные, так и неудачные примеры подобного распоряжения), либо судьба наследия оказывается в руках "коллег по его профессиональной деятельности". Почти никогда такой процесс не проходит безболезненно, то есть: почти никогда всё не получается направить сразу по одному из очерченных здесь направлений. Кроме того, направлений бывает куда больше. В любом случае, часто возникают споры, где стороны претендуют на более "адекватное" ("аутентичное", "подлинное" владение/понимание/прочтение). В этих спорах истина часто не достигается (а какая здесь может быть истина? - дополнительный вопрос), зато каждая из сторон приводит основания в пользу собственной правоты. Были бы интересны эти аргументы. Кроме того, здесь речь идёт о проблеме понимания в общем смысле.

4. Стратегия выстраивания своей жизни (судьбы) так, будто ты уже готовишься к смерти. Речь здесь идёт не о том "предварительном пафосе", когда человек утверждают, что "только потомки поймут меня". Скорее - здесь речь идёт о неких, близких к античным, практикам "готовящим умирать" - ведь именно так определял философию Сократ в одном из диалогов Платона. Живые авторы, взаимодействующие с собственной смертью, так или иначе вступающие с ней в диалог - вот что существенно.

Если Вы можете поделиться своим опытом по означенным выше темам или близким к ним, то мы готовы рассмотреть Ваши материалы для публикации.
До 15 октября принимаются заявки (кто и о чём желает написать).
Последний срок подачи статьи - 15 ноября.
Объём материала и все другие вопросы обсуждаются с автором после того, как его заявка будет принята.
Редакция имеет право отказаться от предложенного материала по следующим причинам:
1. Материал не соответствует теме номера;
2. Материал подан некачественно;
3. Материал не сообщает принципиально новых или попросту интересных фактов.
Более подробно причины отказа указываться не будут.

Друзья, мы ждём Ваших предложений - по электронному адресу: m_bogatov@mail.ru.
Спасибо за внимание.





P.S. Основной блок номера фактически сформирован и речь идёт о возможности размещения всего лишь трёх дополнительных авторов.
 
 
Этим словом называют, как правило, то, что в литературном произведении не обозначается, а только подразумевается. Оно имело бы смысл, кабы "скрытое" автором читателю каким-то образом не было бы явным. Оно ведь и последним подразумевается так же, как и первым - т.е. читатель знает, что именно в произведении "скрыто". Притом знает не откуда-нибудь, а из самого же текста! Правомерно ли тогда считать, что оно спрятано под текстом?

Дело в том, что функция слова не исчерпывается обозначением. Что в произведении не обозначено, то выражено каким-то иным способом: интонацией, композицией...Как раз в художественной речи слово сполна реализует свои внезнаковые потенции. Если какой смысл поэт не обозначил, то не затем, чтобы его скрыть - а чтобы, напротив, лишними знаками не заслонить его присутствие, на слух и на язык ощутимое. Выискивать в стихах подтекст - все равно как сдирать краску с произведения живописи, дабы докопаться до его "глубинного" смысла.

Конечно, чтобы понять или хотя бы воспринять написанное, что-то читателю приходится держать "в уме". Как минимум, знать язык, на котором написано произведение - ведь всякое встреченное там слово непроизвольно мы сопоставляем с его значениями в иных текстах (как письменных, так и устных). Но в этом-то отношении "подтекстуальна" речь всякого рода - хоть бытовая, хоть официальная! Все, что слышим или читаем, так или иначе мы домысливаем. Таким образом, литературе художественной "подтекст" если и присущ, то не в большей мере, чем всякой другой.
 
 
Current Mood: awake
 
 
8, 15 и 22 октября в Московском философском колледже будут прочитаны три лекции о Франце Кафке.

Франц Кафка и закон неполнотыСегодня портрет Кафки слишком тщательно скрыт под паутиной предубеждений. Но это свидетельствует, прежде всего, о том, что творчество этого писателя по-прежнему отбрасывает огромную тень, так и не переработанную за весь ХХ век. Едва ли можно надеяться, что эта тень когда-нибудь исчезнет, речь идет лишь о том, что необходимо ощущать ее присутствие, осознавать существование необозримого архетипа художественной прозы Кафки.

Время проведения: 8, 15 и 22 октября в 19-00. 
Адрес: ул. Малая Ордынка, д.23, аудитория 222 (офис Архимир.ру, схема проезда).
Лекции читает Анатолий Рясов - писатель, эссеист, соавтор постановки "Голодарь" по новеллам Кафки.

Вход свободный, но необходима регистрация на курс на сайте МФК
 
 
01 August 2010 @ 06:32 pm
 АНОНС:

Уважаемые читатели, опубликован новый рассказ по фильму «Книга Илая», проекта «Тот, кто живет в кино». В данном рассказе усиленно изучение субъекта в окружающей его среде. Расширен анализ объективного мира, созданного из субъективных переживаний человека при просмотре игрового кино. В течение всего рассказа идет углубленное изучение закономерностей человеческого субъективизма. Там же, ставятся вопросы, с попытками дать на них ответы. 

Будем очень рады, если вы зайдете к нам и прочтете сам рассказ. Надеемся на ваши отклики в комментариях. 

Тот, кто живет в кино. День четвертый (кликните по ссылке)


 
 

21 мая, пятница, 19.00, Московский философский колледж, ул. Малая Ордынка, д.23, аудитория 222 (офис Архимир.ру, схема проезда). Первая лекция Анатолия Рясова из цикла "Эстетика Антонена Арто". Вход свободный.



Эстетика Антонена Арто


В России Антонен Арто известен в основном как представитель французского театрального авангарда первой половины ХХ века. Из 26 томов галлимаровского собрания сочинений на русский переведены не более пяти. По-прежнему малоизвестными остаются поэтические, прозаические и графические опыты Арто, сделавшие его одной из ключевых фигур модернизма (наряду с Францем Кафкой, Джеймсом Джойсом, Сэмюэлем Беккетом). Наследие Арто во многом определило и векторы развития французской философии второй половины ХХ - начала ХХI века, многие его выводы легли в основание теорий шизоанализа и деконструкции, анализ его произведений увлекал Мориса Бланшо, Жиля Делеза, Жака Деррида, Юлию Кристеву, Мишеля Фуко.

Возможен ли взгляд на корпус текстов Арто как на цельную эстетическую систему? Каждое из его произведений - это деталь некоего общего механизма, осколок, который сложно воспринимать в отрыве от остальных частей, но взятые в совокупности они упорно начинают сопротивляться всякой иерархии и вновь распадаются на неуловимые фрагменты, зияющие трещины и изломы.

Курс рассчитан на три занятия: 21 мая, 4 и 11 июня.

 
 
 

В современном обществе подавляющее большинство визуальных образов, которые нас окружают, являются рекламными. Это формирует в нас сильную потребительскую установку, которая предопределяет также и наше восприятие визуальных объектов иного характера. Особенно остро данная проблема проявляется при сопоставлении в рамках одного формата репрезентации блоков новостей из горячих точек и рекламы.



Прочитать статью можно тут

 
 
26 January 2010 @ 07:10 pm


Арт-объект: искусство, дизайн или что-то другое?



2008 Коробка Н., Куб Шахматы, 48х48 см, h 51 см, фанера, сосна, темпера
+++++Collapse )
Продолжить
 
 
14 January 2010 @ 10:42 am
Владислав Татаркевич. История шести понятий / Пер. с польского Бориса Домбровского. — М.: Дом интеллектуальной книги, 2003. — 374 с.

Татаркевич (1886—1980) в свое время принадлежал к Львовско-Варшавской школе, написал, помимо прочего, трехтомную «Историю эстетики» (1960—1968) и вот эту книжку (1975). Были, пишет Татаркевич, и по сей день различаются три самых больших вида ценностей: благо, прекрасное и истина. Были и есть три вида действий и три образа жизни: теория, деятельность, творчество. Были и есть два вида бытия: по природе и по установлению, естественное и искусственное. Были и есть два вида познания: рациональное и чувственное. Были и есть два фактора бытия: элементы и форма. Были и есть вещи и знаки. После такого теогонического вступления в стиле ретро автор проводит сложную работу по категоризации и каталогизации. Так, например, искусство было некогда именем способности, а теперь это скорее название для совокупности предметов, созданных мастерами. Read more...Collapse )
 
 
Питер Брук. Пустое пространство. Секретов нет / Пер. с англ. — М.: Артист, Режиссер, Театр, 2003. — 376 с.

(Поскольку «Пустое пространство» издавалось в России не далее как в 1976 году, остановимся на некоторых мотивах и сюжетах книги «Секретов нет».) В театре главным инструментом является тело. У людей всех рас тело более или менее одинаково. Разница лишь в стиле и культурных традициях. У японских детей тело лучше развито, чем у их сверстников на Западе. С двухлетнего возраста ребенок там учится правильно сидеть и правильно кланяться. В гостиницах Токио красивые девушки целый день стоят у лифта и кланяются всякий раз, когда двери лифта открываются и закрываются. Их тела уже натренированы для театра. На Западе превосходным телом даже в возрасте 80-ти лет может похвастаться дирижер оркестра. У него крепкие мышцы живота, так что тело способно совершать выразительные движения, в которых тесно связаны эмоция и точная мысль.

Read more...Collapse )
 
 
21 December 2009 @ 11:32 am
Джанни Ваттимо. Прозрачное общество / Пер. с ит. Дм. Новикова. — М.: Логос, 2003. — 124 с.

Джанни Ваттимо родился в 1936 году в Турине, окончил Гейдельбергский и Туринский университеты. Ученик Луиджи Парейсона. С 1964 года — профессор философии в Турине. Временами депутатствует в Европарламенте. Лауреат премии Ханны Арендт за 2002 год в области политической философии. Книга «Прозрачное общество» издана в 1989 году. С самого начала автор задает рамки употребления понятия «постмодерн», которое, по его мнению, имеет смысл потому, что «…общество, в котором мы живем, является обществом всеобщей коммуникации, обществом масс-медиа» (с. 7). Современность как эпоха, когда сам факт — быть современным — становится ценностью, завершена, поскольку история перестала быть единой. Главным фактором размывания идеи истории, наряду с критикой историцизма и деколонизацией, явилось пришествие общества масс-медиа.
 
Read more...Collapse )